Вообще, в Японии культура, обычаи и повседневная жизнь людей довольно уникальны. Это же можно сказать и о японской преступности. В качестве примера можно

Садамиси Хирасава показывает как травил банковских работников

Вообще, в Японии культура, обычаи и повседневная жизнь людей довольно уникальны. Это же можно сказать и о японской преступности. В качестве примера можно привести уникальные ограбления банков в Стране восходящего солнца. Одно из них стало самым трагическим в мире, второе — самым необычным, а третье — самым остроумным.

Грабеж с 12 трупами

26 января 1948 года в отделение Императорского банка «Тэйгин» в Токио зашел мужчина в белом халате, назвавшийся эпидемиологом. Он объявил, что в городе свирепствует эпидемия дизентерии, поэтому всем работникам банка необходимо принять профилактическое средство. После этого мужчина достал из медицинского чемоданчика две бутылки: одну — с красной жидкостью, другую — с бесцветной. Пипеткой капнул себе на язык каплю из первой, потом налил немного бесцветной жидкости в чашку и выпил.

В данном случае на руку преступнику сыграла пресловутая японская дисциплинированность. 15 служащих банка и малолетний сын одного из них беспрекословно проделали то же самое под руководством «врача». Однако настоящую японскую дисциплинированность проявил управляющий другого токийского банка, расположенного недалеко от Иокогамской пристани. Примерно за неделю до этого к нему тоже приходил эпидемиолог и пытался провести профилактику его сотрудников от дизентерии. Но управляющий не поверил эпидемиологу и принялся звонить в министерство здравоохранения, чтобы убедиться в его полномочиях. А пока он звонил, врач по-тихому ретировался.

Как потом выяснилось, благодаря недоверчивости управляющего все сотрудники его банка остались живы и здоровы. А управляющий банка «Тэйгин» поверил эпидемиологу на слово и вместе со своими сотрудниками отведал микстуры против дизентерии. А потом началось страшное. Первым с болезненным стоном упал на пол бухгалтер Нисимура и после короткой агонии затих. За ним попадали все остальные. Некоторое время, они, корчась от боли, кричали и катались по полу, а потом умолкли.

Наступила тишина — все 16 человек потеряли сознание. Тишина в прямом смысле слова была мертвой. Микстура эпидемиолога представляла собой раствор цианистого калия, для 11 сотрудников банка и мальчика она стала смертельной. Между тем сам эпидемиолог, понаблюдав за делом своих рук, удовлетворенно кивнул и, перешагивая через тела мертвых людей, направился к кассе. Там сгреб в свой медицинский баул 164 тысячи иен наличными, чек на предъявителя на сумму 17 400 иен, после чего засунул туда же свой белый халат и удалился из банка.

Хотя четверо жертв выжили и описали преступника, найти его оказалось весьма проблематичным. Но полиции удалось установить, что он перед этим уже предпринимал две аналогичные попытки ограбления. В банке у Иокогамской пристани ему помешала дотошность управляющего, а в банке «Тейкоку» он прокололся с дозой. Сотрудники банка отведали его микстуры, но никто из них не лишился сознания, так что ограбление сорвалось. Кроме того, в «Тейкоку» преступник оставил свою визитку на имя доктора Сигару Мацуи из японского министерства здравоохранения. Но у Мацуи было железное алиби, и стало очевидным, что кто-то воспользовался его визиткой.

На сей раз сыграла свою роль японская аккуратность. Доктор дотошно вел учет своих визиток. Он сказал полиции, что отдал 92 визитки, что на визитках, полученных взамен, записано, кому он давал свои. Стражи порядка досконально проверили всех 92 подозреваемых. И самым подозрительным из них им показался довольно известный японский художник — 55-летний Садамиси Хирасава.

Вообще, в Японии культура, обычаи и повседневная жизнь людей довольно уникальны. Это же можно сказать и о японской преступности. В качестве примера можно

Арест Садамиси Хирасавы в своем родном городе Отару (Хоккайдо), 1948 года

Хирасава был арестован 21 августа 1948 года‚ и с тех пор до конца жизни находился в тюрьме. Вроде бы все указывало на него, но как-то не наверняка, половинчато. Он подходил под описание свидетелей, но не во всем. Из четырех выживших в банке «Тэйгин» его опознали только двое. После ограбления этого банка Хирасава как-то странно разбогател = дал 80 тысяч иен жене и еще 45 тысяч положил на свой счет в банке.

Подозреваемый объяснил это продажей картин. Правда, ему не удалось это доказать. Возможно, Садамиси предпочел смерть бесчестью. По одной из версий, он мог получить деньги за рисование порнографических открыток. Если бы Хирасава сознался в этом, то разрушил бы свою репутацию серьезного художника, которую создавал много лет.

По похищенному из банка чеку на предъявителя кто-то успел снять деньги. Почерк, которым был заполнен этот чек, в некоторых деталях был похож на почерк Садамиси, но не во всех. Сразу после ареста он сознался в ограблении банка, но потом отказался от него, аргументируя это тем, что признание было сделано под нажимом ретивых стражей порядка.  Вполне вероятно, что к нему применялись даже пытки.

Вообще, в Японии культура, обычаи и повседневная жизнь людей довольно уникальны. Это же можно сказать и о японской преступности. В качестве примера можно

Садамиси Хирасаву доставляют в суд

В 1950 году суд признал Хирасаву виновным и приговорил к смертей казни. После этого его перевели в камеру смертников. Однако по японским законам, прежде чем смертный приговор приведут в исполнение, его должен утвердить министр юстиции. Садамиси провел в камере смертников практически 37 лет‚ до самой своей смерти 10 мая 1987 года. За это время в Японии сменилось 33 министра юстиции, и никто из них не решился отправить художника на казнь, так как доказательства его вины были недостаточно очевидными и внушали сомнения. В результате Садамиси Хирасава стал обладателем мирового рекорда, как человек, который дольше всех из приговоренных к смерти провел в ожидании казни.

Вообще, в Японии культура, обычаи и повседневная жизнь людей довольно уникальны. Это же можно сказать и о японской преступности. В качестве примера можно

Садамиси Хирасава после оглашения смертного приговора в Верховном суде.

По одной из версий, министры юстиции избегали утверждения смертного приговора из-за того, что знали: сотрудники банка были отравлены не цианидом, а секретным военным ядом ацетонциангидрином. Этот яд мог быть изготовлен в японской секретной лаборатории по производству биологического оружия под названием «Лагерь 731», находившейся на территории Маньчжурии в районе Харбина во время Второй мировой войны. И якобы еще во время следствия полицейские вышли на врача по имени Сабуро Суво, который служил в этой лаборатории в чине старшего лейтенанта и подходил под описание человека, ограбившего «Тэйгин». Однако задержать его не сумели — в 1949 году Суво, к слову, считавший себя потомком самурая, при странных обстоятельствах утонул.

Ловушка для инкассаторов

Самое грандиозное ограбление в истории Японии произошло 10 декабря 1968 года. В этот день в Токио четверо сотрудников банка «Нихон Синтаку Гинко» перевозили 294 307 500 иен (около 817 520 долларов США по тогдашнему курсу). Вдруг дорогу их машине преградил молодой полицейский на мотоцикле. Он заявил, что дом управляющего банком взорван и, по оперативной информации, машина инкассаторов тоже заминирована. Инкассаторы поспешили покинуть автомобиль, а полицейский полез под машину, чтобы отыскать взрывное устройство. Внезапно из-под днища фургона повалил дым и посыпались искры. Полицейский закричал, что машина вот-вот взорвется, и инкассаторы бросились бежать. В этот момент полицейский забрался в фургон и умчался с деньгами в неизвестном направлении.

Вообще, в Японии культура, обычаи и повседневная жизнь людей довольно уникальны. Это же можно сказать и о японской преступности. В качестве примера можно

Брошенный грабителем мотоцикл

В руки настоящих стражей порядка попал только фальшивый полицейский мотоцикл грабителя. В ходе расследования были задействованы 170 тысяч полицейских, допрошены 110
тысяч подозреваемых и распространено по стране 780 тысяч фотороботов преступника, однако тот как в воду канул. Ни грабитель, ни деньги так и не были найдены. Наиболее вероятным подозреваемым являлся 19-летний сын одного полицейского. Но парень совершил самоубийство и тем самым оборвал последние ниточки к раскрытию преступления.

Уникальное ограбление

И, наконец, еще одно уникальное ограбление совершил японец Акиёси Умэкава из города Отакэ префектуры Хиросима. В 15-летнем возрасте он убил женщину. Но по малолетству легко отделался всего несколькими годами тюрьмы. Прошло 15 лет‚ Умакава посмотрел фильм «Сало, или 120 дней Содома» и решил, что настала пора еще кого-нибудь убить. Этот последний фильм итальянского режиссера Пьера Паоло Пазолини из-за сцен насилия, пыток, сексуальной развращенности и ужасающих убийств был запрещен в нескольких странах, но только не в Японии, где любят, чтобы было пострашнее. Фильм буквально сорвал крышу молодому японцу.

Вообще, в Японии культура, обычаи и повседневная жизнь людей довольно уникальны. Это же можно сказать и о японской преступности. В качестве примера можно

Акиёси Умэкава

26 января 1979 года Акиёси Умэкава застрелил двоих полицейских и двоих случайных прохожих, затем ворвался в банк «Токио-Митсубиси»‚ где взял в заложники более 40 человек. Он спросил у них: «Вы смотрели «120 дней Содома»?» Они сказали, что не смотрели. Тогда Акиёси решил показать им, что такое Содом, и приказал женщинам раздеваться. Два дня плена стали для этих несчастных настоящим кошмаром. 28 января во время штурма банка спецназом, снайпер сразил Умэкаву наповал выстрелом в голову.

Источник