Первой жене Доренко Марине было за что бороться

В свое время о разводе Доренко с первой семьей много писали. Развод был долгий и шумный. Первая жена Доренко Марина Аркадьевна не давала мужу официального развода. А тот уже имел внебрачного ребенка с новой пассией, которую сам же пригласил на работу.

Проблемы начались только тогда, когда Сергей Леонидович решил официально расторгнуть брак, чтобы так же официально заключить другой. Видимо, Марина Аркадьевна еще надеялась, что «седина в бороду» пройдет и муж вернется в семью. Но этого не случилось, и женщина решила бороться.

Борьба ни к чему не привела, насильно мил не будешь. Тогда общественность встала на сторону мужа – ведь он, уходя, оставил жене все имущество, нажитое в браке, не оставив себе ничего. А в браке было нажито немало.

Четыре квартиры только в белорусском Минске, две в Москве, дом в Барвихе и еще дом на Николиной горе – Доренко не прогадал в свое время, вкладываясь в столичную и подмосковную недвижимость. На одной только ренте можно было бы безбедно существовать.

Бывшая жена утверждала, что их развели незаконно, что ее не оповестили о времени и месте судебного заседания, что судебные слушания прошли без ее присутствия и участия, и что она требует признать решение о разводе, вынесенное судом, незаконным.

Непонятно, за какой еще раздел имущества боролась Федоренкова, когда Сергей отдал жене не половину, не часть, а полностью все, что у него было.

На своей страничке в соцсети Доренко возмущался тем, что бывшая жена претендует еще и на дом, который он строил для себя и Юлии – это единственное, что у него оставалось к моменту развода. Но поскольку он строил дом еще будучи юридически не разведен с первой женой, по закону Марина Аркадьевна имела на него право.

В очередном суде Федоренкова сняла вопросы недвижимости, но настаивала на взыскании с бывшего мужа алиментов для несовершеннолетнего сына Прохора и для себя. Доренко искренне недоумевал, почему он должен содержать бывшую жену?- пишет портал Телепрограмма.

Источник